Дмитрий Ахунов о том, как Roni Pizza Napolitano расширяет географию стран и запускает франшизу
Опыт рестораторов

интервью

Дмитрий Ахунов о том, как Roni Pizza Napolitano расширяет географию стран и запускает франшизу

24 нояб. 2022
140
0 дочитываний
6 мин

Сеть атмосферных пиццерий “Roni Pizza Napolitano” успешно работает в Казахстане, Узбекистане и России с 2021 года. Мы поговорили с основателем сети Дмитрием Ахуновым о начале пути в ресторанном бизнесе, консалтинговой группе Akhunov Group и дальнейшем развитии сети пиццерий в России и странах СНГ.

Дмитрий, расскажите, с чего начался ваш путь в ресторанном бизнесе?

— В ресторанный бизнес я пришел в 2013 году, устроившись PR-директором в один ташкентский ресторан. До этого у меня был опыт работы PR-директором и управляющим ночными клубами. За 2 месяца работы в заведении я исправил стандартные ошибки управленцев и стал исполнительным директором.

Параллельно я развивал свои консалтинговые услуги, и, вскоре, сформировалась компания Akhunov Group, которая несколько лет занималась открытием ресторанов под ключ в ряде стран СНГ. С 2015 года я был сфокусирован именно на этом проекте.

В 2019 году при открытии одного из ресторанов я столкнулся с дровяной печью. Мне очень понравился этот формат и в плане простоты приготовления пиццы, и с точки зрения маржинальности такого проекта. В тот период я решил открыть собственное заведение Roni Pizza Napolitano.

Давайте подробнее остановимся на деятельности Akhunov Group: кто входит в состав команды и какие задачи вы помогали решать предпринимателям?

— В команде Akhunov Group работают специалисты, которые имеют большой опыт в ресторанном бизнесе: маркетинговый отдел и финансовый отдел, отличные HR-специалисты, специалисты, работающие с коммерческими площадями и т.д.

Мы оказывали комплексные услуги по открытию ресторанов под ключ. В комплекс входило довольно много услуг: ребрендинг, рестайлинг, разработка фирменного стиля, построение рекламных стратегий, подбор персонала, подрядчиков и строителей, их контроль, авторский надзор, контроль персонала, подбор меню, оборудования и так далее. После открытия заведения мы помогали руководителям вести проект первые 3-6 месяцев, и затем полностью передавали управление в руки владельцев.

Компания работала по схеме: мы “строим” ресторан, человек инвестирует деньги согласно инвестиционному графику и бизнес-плану. Чаще всего, к нам обращались люди, не имеющие опыта в ресторанном бизнесе, но с желанием инвестировать собственный капитал. В основном, это клиенты, рассчитывающие вложить в проекты от 500 тысяч до 1 000 000 млн. долларов.

Насколько я понимаю, в 2019 году вы решили открыть свое заведение Roni Pizza и полностью отошли от проекта Akhunov Group. Что сподвигло вас к такому решению?

— В 2019 году я познакомился с технологией приготовления пиццы в дровяной печи. А первый ресторан открыл в мае 2021 года в Ташкенте.

Причем идея была открыть заведение именно монопродуктовой кухни, не фаст-фуд.

Сейчас Roni Pizza— своеобразный ресторанчик со своей атмосферой: у нас играет по выходным диджей, мы устраиваем коктейльные вечеринки, что совсем нетипично для фастфуда.

При этом у нас есть доставка, мобильное приложение, сайт. Но, несмотря на то, что мы доставляем нашу пиццу, мы всё же призываем гостей идти в ресторан, чтобы они попробовали вкус свежеиспеченной пиццы из дровяной печи. При доставке мы вкладываем флайер с приглашением в зал ресторана.

Вы изначально сделали ставку на страны Центральной Азии, почему?

— Все просто — отсутствие прямой конкуренции. Например, Ташкент долгое время был закрытым городом, международные компании начали заходить несколько лет назад. Например, первая точка KFC открылась 3 года назад.

К тому же Узбекистан выгоден с экономической точки зрения: относительно низкая себестоимость труда, невысокая точка входа. То есть построить ресторан в Ташкенте и построить ресторан в Москве – это две разные суммы, причем выглядеть они будут одинаково. Например, первый ресторан мы построили за 130 тысяч долларов, в то же время в Москве такое сделать нереально.

К тому же я понимал, что неаполитанская пицца в какой-то степени схожа внешне в узбекской лепешке, и она ментально была им близка. Благодаря этим моментам мы зашли на рынок и за год окупили 2 пиццерии.

В Казахстане с этим было сложнее, поскольку менталитет даже в городах разный. Астана — административный центр страны, где много гос. учреждений, офисов и т.д. Там нам развитие далось чуть сложнее. Алматы радушный, теплый город. Люди постоянно гуляют, очень много летних террас. Это все близко к Ташкенту. В Алмате мы зашли очень хорошо, у нас в первые дни были солд-ауты.

Сколько времени вы потратили на разработку проекта Roni Pizza?

— Около полугода ушло на проработку проекта. Я оценил конкурентную способность заведения – встречался с налоговыми консультантами, ездил в Казахстан и Узбекистан.

С финансовым директором мы проработали бизнес-модель для Казахстана и Узбекистана, просчитали зарплаты и стоимость продуктов. Оценили стоимость реализации этой модели и поняли примерную прибыльность и окупаемость проекта, учитывая потенциал емкости рынка.

В этот период я занялся поиском инвестиций, но тогда наступила пандемия и многие инвесторы отказывались вкладывать деньги, потому что не понимали, что будет дальше. В итоге я вложил собственные средства. В мае 2021 года мы открыли первую пиццерию в Ташкенте.

Спустя 1,5 года у нас функционирует уже 8 пиццерий в трех странах — Узбекистан (2 заведения), Казахстан (4 заведения по два в Астане и Алматы) и Россия (2 заведения)

За 1,5 года 8 пиццерий это довольно быстрое развитие. Какие IT-инструменты помогали вам в этом процессе?

— Мы наняли компанию, которая индивидуально под нас разработала административную панель. Она фактически несет в себе тот же функционал, что и iiko. По итогу получилось нечто среднее между iiko и системой Mozg.

На этом софте работают все наши пиццерии, то есть в рамках одной этой системой мы видим, как работают точки в трех странах. Отслеживаем соблюдение технологий, гостевые потоки, прочие важные аналитические срезы.

Что касается доставки, какие каналы продаж у вас работают?

— Мы разработали технологичное мобильное приложение, полноценный сайт. Call-центр не используем, потому что у нас нет своей доставки во всех странах, где есть пиццерии.  С заказами успешно справляются приложение и агрегаторы. Например, в Ташкенте один из самых сильных агрегаторов — Express24, в Казахстане работают Wolt, Glovo и Яндекс. Еда, а в России Яндекс. Еда и Delivery Club.

Кроме того, в Ташкенте дополнительно работает Telegram-бот, через который большинство жителей делают заказы. Для наших клиентов это очень удобно, потому что не надо скачивать приложение и заморачиваться с установкой. Кроме того, telegram — это бесплатный трафик.

В Казахстане мы планируем создавать свою доставку, но без call-центров. Потому что в моем понимание call-центр имеет смысл тогда, когда в одном городе работает от 10 до 20 пиццерий. Наш формат пока не позволяет так масштабироваться.

Как примерно распределяются доли выручки по каналам в разных странах?

— На самом деле доставка приносит нам всего 30% заказов, 70% соответственно зал. 

Если эти 30% от доставки представить, как 100% выручки, то 30% занимает Узбекистан: 20% — агрегатор и 10% — сайт и телеграм-канал. Агрегаторы Казахстана и России приносят нам по 20%. 

Через эти площадки — сайт и мобильное приложение — вы работаете с гостями: собираете базу, коммуницируете с ней?

— Безусловно, в мобильном приложении у нас есть акции, скидки и прочие приятные бонусы для наших лояльных гостей. Но в большей степени все это работает на местах.

Главной фишкой нашей сети является «Мама Roni». Эта история появилась благодаря блогеру и фотографу Марии в Ташкенте. Она очень активно рассказывала о нас в своем блоге и потом назвала себя «Мама Roni». Это круто сработало, поэтому мы решили внедрять такую фишку во всех наших заведениях.

В каждом городе мы находим девушку-инфлюенсера, близкого нам по характеру и понимающего нашу концепцию (не просто с уймой фолловеров) и делаем ее амбассадором сети в этом городе. Она активно рассказывает в своих социальных сетях о нашем продукте, мероприятиях, показываем атмосферу в заведениях и т.д. «Мама Roni» очень хорошо работает на привлечение новой аудитории — располагает и вызывает доверие.

«Мама Roni», как я понимаю, влияет на привлечение новых клиентов. А какие механики вы используете для удержания ваших лояльных клиентов?

— Стараемся сохранять дружескую риторику в коммуникации с гостями. Программа лояльности – это все же ключевые задачи директора по маркетингу и операционного менеджера нашей сети.

Я могу назвать лишь некоторые акции. Например, «Закажи 4 пиццы и получи бутылку вина в подарок». Такие акции не свойственны пиццериям. Нам же такой формат подходит идеально – привлекаем гостей в само заведение, а не на заказ доставки.

Если говорить про дальнейшие планы развития, то что в приоритете сейчас?

— Когда мы открывали Roni, у меня уже был четкий план развития сети на ближайшие несколько лет – как я буду развивать сеть, в каких странах, что для этого мне нужно.

Как только открыли первую пиццерию, я сразу подал документы на регистрацию товарных знаков Узбекистане, Казахстане, России, Кыргызстане и Таджикистане. Скупил все домены, которые возможно было скупить в этих доменных зонах.

По условиям мы должны были отработать один операционный год, чтобы начать упаковку франшизы. В этом году мы уже получили официальное право на упаковку франшизы, к чему сейчас и готовимся. Это одна из приоритетных задач.

Фактически в декабре мы уже должны запустить франшизу в продажу. Пока только на территории Центральной Азии: Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, а дальше посмотрим.

Помимо этого, в моих планах развивать проект и расширять географию, как минимум, на две страны в год. И, конечно, при этом развиваться в уже освоенных территориях. Так, на 2023 год я планирую открытие 8-12 филиалов «Roni Pizza Napolitano».


Комментарии

Чтобы оставить комментарий,
авторизуйтесь