Лариса Невидайло, сеть ресторанов “МаксиМ”: “Мы стремимся к IT-архитектуре, которая сведет ручной труд на нет”
Опыт рестораторов

интервью

Лариса Невидайло, сеть ресторанов “МаксиМ”: “Мы стремимся к IT-архитектуре, которая сведет ручной труд на нет”

15 дек. 2022
224
0 дочитываний
5 мин

“Максим” — известная в Тюмени сеть ресторанов, кафе и баров, основанная в 1992 году. Мы поговорили с ее владелицей Ларисой Невидайло о том, как родился этот бизнес, как он масштабировался и создавал свою IT-архитектуру.

Лариса, расскажите в двух словах, как начался ваш путь в ресторанном бизнесе.

— Все началось 30 лет назад с маленького ресторанчика “МаксиМ”, куда я пришла на должность официантки. Официанткой я проработала всего несколько месяцев, а потом директор заметил мои организаторские способности и предложил стать управляющей. Сам он всегда был занят другим бизнесом, поэтому я полностью отвечала за все, что происходит в заведении. Это был самый популярный ресторан в городе, к нам всегда стояла очередь из желающих.

Затем на 9 месяцев я уходила из ресторана, но по просьбе собственника вернулась. А через некоторое время так получилось, что я заложила свою квартиру, взяла кредит и выкупила ресторан под 280% годовых (нет, это не опечатка).

В течение семи лет «МаксиМ» рос и активно развивался, но был всего лишь в единственном числе, а в 2002-м году его  стало мало и мне, и гостям, и мы открыли в Тюмени первую гастрокофейню и первый рыбный ресторан “Посейдон”. И после этого начали открывать по несколько проектов в год, в том числе и наш флагманский проект — ресторан-музей «Чум».

А когда у вас в ресторанах появилась первая система автоматизации?

— Мы были первыми в Тюмени, кто внедрил в работу ресторана IT-инструмент. В то время, в конце 90-х, все еще выписывали счета от руки, а мы уже поставили r_keeper. 

Переход от ручного труда к системе автоматизации был, конечно, сложным. Многие сотрудники сопротивлялись. Но когда через месяц после внедрения в ресторане отключили свет и пришлось все счета выписывать от руки, официанты подошли и сказали мне: “До чего же это, оказывается, неудобно!”

В настоящее время мы продолжаем работать на r_keeper (с программой учёта StoreHouse). Кроме того, у нас есть своя CRM и электронный документооборот от DocsInBox. Также мы заканчиваем внедрение программы по управленческому учёту «ФинГрад».

Сейчас в компании полностью меняется IT-архитектура: мы стремимся к тому, чтобы все процессы учета были связаны друг с другом и ручной труд сошел на нет.

Команда сейчас более лояльно смотрят на нововведения?

— Да, но мне все равно нужно было убедить топов в том, что у нас сформировалась отсталость по IT-технологиям и нужно ее наверстывать. Мы начали активное обучение персонала, и это сразу отразилось на цифрах. Фактически за три месяца нам удалось пересобрать все основные процессы в компании.

Расскажите о работе с гостями: как начали собирать базу и как выстроена эта работа сейчас?

— У нас давно работает сквозная программа лояльности, общая для всех. Где-то с 2010 года мы начали давать всем гостям дисконтные карты, по которым клиенты получали скидки в размере 5, 10 и 15%. 

Затем перешли на персональные дисконтные карты от r_keeper. Так мы начали централизованно собирать и копить данные о гостях. В 2014 году мы выстроили уже полноценную бонусную систему.  Сейчас это единая карта, действующая во всех наших кафе. В ней хранятся все данные о госте – имя, фамилия, день рождения и бонусный баланс, который можно копить и тратить.

Потом мы поняли, что имеем большую базу гостей — 50 тысяч контактов (в Тюмени живет чуть больше 600 тыс. человек — прим. ред.), но ничего с ней не делаем, и что нам нужна CRM-система. Поэтому мы дополнительно подключили программу ReMarked.

Какой процент гостей участвует в программе лояльности?

— Средняя температура по больнице —  35-37%, но эта цифра очень сильно зависит от конкретного заведения. Например, в ресторане «Максимыч» карты гостя есть всего у 1% посетителей. Потому что туда ходят в основном постоянные гости, которые говорят: «Да вы меня и так знаете!». 

А есть формат, когда заказ идет от кассы, и там показатель доходит до 80%. Достигалось это, конечно, через пот, боль и слезы: понадобилось время, чтобы донести до официантов и кассиров, для чего нужна карта гостя.

Какие механики вы используете в своей системе лояльности?

— Мы сегментируем базу и можем взаимодействовать с каждым гостем индивидуально — например, поздравляем его с днем рождения, дарим бонусы и приглашаем отпраздновать его в наших заведениях.

Через SMS мы отправляем не только поздравления и скидки, но и новости. Например,  рассказываем о появлении уникальных круассанов в меню наших кофеен – это хорошо действует на тех, кто равнодушен к акциям, но хочет чего-то особенного.

Еще мы взаимодействуем с аудиторией через email и push-сообщения, которые приходят пользователям электронных карт Wallet.

Какую программу вы сейчас используете для сбора данных гостей?

— Совсем недавно мы запустили программу «Премиум Бонус». В ней хороший функционал, но переход на эту платформу был нелегким из-за большой клиентской базы, копившейся с 2011 года.


Хотите внедрить для работы с гостями CRM-систему «Премиум Бонус»? Оставляйте свои контакты по ссылке ниже, мы вам поможем. 


Есть ли у вашей ресторанной сети доставка?

— Да, это абсолютно новый проект, мы запустили его 11 февраля 2022 года. До того были отдельные доставки внутри каждого проекта. А сейчас мы сделали свой внутренний агрегатор с доставкой блюд из любого заведения всей сети “МаксиМ”.

Мы позиционируем себя как “ресторан у вас дома”: доставляем не просто еду, а особенную атмосферу тепла и заботы о каждом госте. Например, сейчас у нас идет акция — месяц подписки на Okko при заказе доставки. Логика прямая: люди заказывают еду, включают любимый фильм и создают атмосферу домашнего кинотеатра. Дальше мы хотим развивать подобные истории, например, связанные с музыкальными подборками, свечами и т.п. 

А как организована доставка с точки зрения IT? Используете сайт, мобильное приложение или что-то еще?

— Мы выбрали готовое решение и пользуемся платформой для доставки “Всем еды”. У них есть удобное и быстрое мобильное приложение. Есть, конечно, некоторые моменты, недостаточно гибкие для нашего мультиформатного бизнеса, но и с этим мы справились. 

Сейчас мы ставим на доставку все карты, это приоритетный проект.

А со сторонними агрегаторами работаете? Яндекс.Еда, Delivery?

— По каким-то проектам работаем, по каким-то – нет. Но наш приоритет сейчас – это собственный внутренний агрегатор доставки, он эффективнее и рентабельнее в разы. Сейчас доля собственной доставки неплохая и прирастает в хорошей прогрессии с каждым днем.

Расскажите о дальнейшей стратегии. Какие планы на ближайший год?

— Год назад я пошла к Аркадию Новикову и взяла франшизу самого масштабного проекта в Тюмени — “Сыроварни”. Наша “Сыроварня” – самая большая в России, на 280 посадочных мест. Работая с Новиковым, мы переняли колоссальный опыт, и развитие этого проекта сейчас  — одно из приоритетных направлений. 

Если говорить о цифрах, на франшизу сейчас приходится около 10% наших оборотов, 90% — на свои точки. Сейчас у нас в работе еще 4 проекта. Кроме того, мы сейчас активно готовимся к упаковке собственной франшизы и хотим масштабироваться в другие города.

Как бы вы назвали свой подход к бизнесу в части IT?

— Микросервисный подход – когда в бизнес включены многогранные решения и IT-сервисы. Наша цель, сделать так, чтобы процессы работали на людей, а не люди на процессы.


Комментарии

Чтобы оставить комментарий,
авторизуйтесь