Ляпы и юмор в общепите на грани фола. Часть 2
Опыт рестораторов

статья

Ляпы и юмор в общепите на грани фола. Часть 2

14 дек. 2020
522
0 дочитываний
6 мин

В первой части этого юмористического дайджеста была история про «злосчастные» сырники, слишком откровенного метрдотеля и месть шеф-повара. В этой статье вы прочтете еще о нескольких курьезных (и поучительных) ситуациях из жизни сотрудников ресторана, - возможно некоторые из них знакомы вам не понаслышке.

* * *

Вечер пятницы, книга резервов вся испещрена убористым почерком метрдотеля - практически все столики зарезервированы или внесен депозит.  Чтобы отдохнуть от пересчетов банкетных предложений, я решил осмотреть свою вотчину: спустился на кухню, прогулялся до фитнес-бара, осмотрел ресторан на первом этаже, поднимаюсь на второй этаж по винтовой мраморной лестнице… вслед за Валдисом Пельшем. Подхожу и останавливаюсь чуть поодаль от ресепшена, дабы не мешать ни менеджеру, ни приходящим гостям. В моем поле зрения стоит Пельш и менеджер Юлия, и между ними идёт диалог:

– Вечер добрый. У Вас столик зарезервирован?
–  Да, должен быть зарезервирован.
–  На чьё имя или фамилию?
–  На моё имя или фамилию…
–  ??? Простите, уточните пожалуйста своё имя и фамилию.

Валдис растерянно:
–  Пельш… Валдис Пельш.
Менеджер, скользя по списку в книге резервов, приговаривает:
–  Пельш, Пельш, Пельш… Вы знаете, у нас нет такого резерва ни на Вашу фамилию, ни на имя… Но я сейчас постараюсь что-нибудь придумать. 
И идет в зал, чтобы убедиться, что очень неудобный столик на две персоны, находящийся на самом проходном месте, физически свободен.
Валдис остался на ресепшене и весь поник: мало того, что его не узнали, так ещё почему-то и резерва не было.

В итоге в этот вечер Валдису досталось неудобное место на проходе. А забронированный для него его менеджером столик, как выяснилось, был на первом этаже, а не на втором. 
Позже менеджер Юлия подошла ко мне и спрашивает: «А кто такой Валдис Пельш?». Мы с кассиром и метрдотелем чуть не зашлись в голос от смеха. Но надо отметить, что Юлия до этого момента уже лет 15 не жила в России.

Популярность и медийность – это хорошо, но не всегда важно. Просто оставайтесь самим собой и никого из себя не стройте.

* * *

В нашем ресторане часто заказывали столик как медийные личности, так и политики. В очередной раз с самого утра служивые из ФСО прошлись по всему комплексу и проверили на безопасность залы. Все, как обычно, серьезно. На сей раз в резерв попросили поставить один видовой стол и три стола для охраны. Кого ожидали? Пока ни я, ни персонал не знали. Но, видимо, знали некоторые учредители, которые выстроились на ресепшене в ожидании важных гостей. Я тоже находился рядом для встречи засекреченных посетителей. 

Сначала появились охранники, затем (теперь уже бывшие) глава Счетной палаты Сергей Степашин и спикер Госдумы Борис Грызлов в сопровождении нескольких человек. Их проводили к видовому столику, предложили воды, вынесли аппетайзеры.

Продолжаем все дружно стоять: учредители, генеральный директор, метрдотель и я. Поднимается еще пара охранников, а вслед за ними губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Увидев меня, обращается ко мне по имени и спрашивает: «Юра, мои все здесь?». Я подхватываю диалог и кратко отвечаю: «Все на месте. Ожидают Вас,» - и провожаю её к столу.

Ухожу на ресепшен, где в это время продолжают стоять учредители и генеральный директор. Кто-то из них задает вопрос: «А откуда ты знаешь Валентину Ивановну?». От моего ответа они несколько оторопели: «Ну кто ж не знает Валентину Ивановну!».

Безусловно, я периодически работал на К2 (государственная резиденция для проведения торжеств на Каменном острове в Санкт-Петербурге), где Валентина Ивановна была частым почётным гостем в силу своей должности и периодически обращалась ко мне с каким-нибудь вопросом, минуя охранников и помощника… Впрочем, это не отменяет того факта, что она просто могла прочесть моё имя на бейдже.

Вмените всем сотрудникам в обязанность носить читаемый бейджик – это удобно при обращении гостя к сотруднику. Но помните, что многие мужчины прикидываются близорукими при виде нечитаемого бейджика на хорошенькой сотруднице и нарушают дистанцию.

* * *

Шеф-повар у нас был талантливый, добрый, отец двух очаровательных дочек, верующий. Недавно он осуществил свою давнюю мечту – купил машину бизнес-класса. Все у него складывается как нельзя лучше: ест радугу, опосля остаются только бабочки… само очарование.

Едем как-то на его машине по городу, а на улице погода противная, морось. Играет радио «Эрмитаж». Шеф-повар рассуждает о людях, доброте и порядочности. На обочине стоит девушка, вся в коже, на мейкапе, то ли голосует, то ли нет…

–  Саныч, давай подберём девчонку и довезем? Не возражаешь? Мокнет ведь, бедолага.
На его искренний порыв отвечаю: 
–  Николаевич, угомонись, она «работает»!    
Но он меня не слушает:
–  Ну что ты выдумываешь. Сейчас спросим и увидишь, что это ты испорченный.

Перестраивается в крайний правый ряд, останавливается, опускает с моей стороны стекло… Девица, чуть ли не ложась всем «высшим образованием» на окно, отпускает в салон фразу: «Минет, потр*хаться?».

Шеф-повар, считая, что он что-то не так понял или не расслышал, убавляет громкость радио и переспрашивает: «Чего-чего, девочка?»
А «девочка» нам еще более внятно и уверенно: «Мааальчики, вам минет, потр*хаться?».

Мир Николаевича уже не был прежним. Он молча закрыл окно и неспешно поехал дальше, пребывая в полном разочаровании.
Девушку я узнал: это была яркая «бабочка», залетавшая в ночи к нам в ресторан каждую неделю то с одним, то с другим кавалером. Если бы шеф-повар почаще был в зале, глядишь, и не было бы такого неистового порыва и горького разочарования.

«Розовые очки» обычно бьются стёклами внутрь. Воспринимайте реальную правду, но никогда не теряйте позитивный настрой и доброту.

* * *

Вечер. Шикарный вид из окна ресторана. Подсвеченная стрелка Васильевского острова, ростральные колонны, фонтан в изумительном световом обрамлении. В зале приглушен свет, горит камин.

Гостья говорит метрдотелю сомелье:
–  Посоветуйте мне что-нибудь на ваш выбор к мясу.
–  Советую Вам выбрать «Медок».
–  Ну, если вы советуете, то несите…

Метрдотель-сомелье рад, что гостья всецело доверила ему свой выбор, тем более и процент (консумация) ему с продажи данной позиции будет весомый.
Метрдотель, как положено по этикету, презентует вино, открывает, пробует сам, дает попробовать гостье… И что тут началось!

–  Почему вы принесли мне какой-то кисляк? Я же просила медок!!
–  Вино великолепно, это «Медок».
–  А почему оно не сладкое? Вы сами сказали, что будет медок!
–  Медок – это регион Франции!
Занавес.

Говоря «Медок», все сомелье имеют в виду апелласьон (винодельческий регион) Medoc (от латинского medio aquae, «между водами»), где производят только красные сухие вина.

* * *

В особых случаях учредители просили меня и шеф-повара принимать непосредственное участие в организации банкета и развлекательной программы. Обсуждение с заказчиком, как правило, проходило в период затишья после наплыва гостей в обед. Так было и в этот раз.

Некая гостья обсуждала программно-развлекательную часть с сотрудниками рекламного отдела и готова была проговорить детали по меню, обслуживанию и прочим моментам. Как только я присоединился к переговорам, мне сразу сделалось как-то неуютно от общества этой дамы.

При мне она сделала заказ на суши и, не прождав и десяти минут, уже кого-то набрала по телефону и вещала, что она уже битых полчаса ждет свой заказ. 
Дальше - хуже. Меньше, чем через 15 минут, ей принесли её заказ - пару роллов и суши. Даже не притронувшись к восхитительным как по вкусу, так и по эстетике роллам, она вновь кого-то набрала по телефону и стала откровенно врать и размазывать по плинтусу, смешивая с грязью, кухню ресторана. Мол, мало того, что она не могла дождаться своего заказа, так ей явно принесли все несвежее и пытаются чуть ли не отравить.

Окончив разговор, она возвращается к обсуждению банкета в мажорной тональности, как будто это не она только что разорялась по телефону о скорости обслуживания и низком качестве кухни…

Мне звонит учредитель: «Юра, ты с ней? Все слышал? Придумай, пожалуйста, что-нибудь. Очень нужно». Юра придумал, разве что на шесте голым не танцевал. Все согласовали, заказчица поблагодарила и ушла довольная.

Спускаюсь, весь морально выжатый, как лимон, на кухню в кабинет шеф-повара и заведующего производством. Шеф-повару рассказываю, что второй раз в жизни встречаю столь истеричного и сумасбродного заказчика, но на сей раз это женщина. (Первый неадекват был товарищ Д.П). Шеф-повар меня внимательно выслушал, доел и, выходя из офиса, говорит мне: «Чего ты удивляешься, это была его жена!».

Относитесь ко всем с добром и уважением, даже к тем, кто с тобой груб. Не потому, что они достойные люди, а потому, что вы – достойный человек.

 

Советуем к изучению:


Комментарии

Чтобы оставить комментарий,
авторизуйтесь
Еще 3 мнений